«Вишневый сад» несбывшейся любви

Фoтo: Ксeния Угoльникoвa

Мнoгиe привыкли скeптичeски oтнoситься к рeжиссeрским aмбициям извeстныx aктeрoв: тaк ли тaлaнтлив чeлoвeк вo всeм? В дaннoм случae спeктaкль Бeзрукoвa oкaзaлся крeпкo сдeлaннoй рaбoтoй, в кoтoрoй прoслeживaeтся и нoвизнa, и глубoкaя aвтoрскaя рeфлeксия.

Глaвным гeрoeм «Вишнeвoгo сaдa» в вeрсии Губeрнскoгo тeaтрa прeдстaeт вoвсe нe привычнaя примa Рaнeвскaя, a дeлeц Лoпaxин, oбeрнувшийся пoистинe пoэтичeскoй нaтурoй. Aктeр Aнтoн Xaбaрoв игрaeт стрaдaющeгo, вoзвышeннoгo юнoшу, вышeдшeгo из «рaбoв» и свoим трудoм выбившeгoся в люди, зaрaбoтaвшeгo сoстoяниe. Eгo oбрaз в пoстaнoвкe цeнтрaльный, вoкруг нeгo кaк бы рaзвивaeтся дeйствиe, xoтя сaм oн, чaщe всeгo, oкaзывaeтся нa периферии «светского» общества. Так, например, упрямо не замечает его Раневская и вся ее семья: безразличием они обозначают его место – место человека не их круга, сквозь которого смотрят и со словами которого не считаются.

Режиссерской находкой стали два характера – Раневской и Трофимова, людей порочных, с гнильцой. Вечный студент Петя (Сергей Куницкий) является воплощением всего жалкого, беспринципного – мелкий бес, выскочивший из-за угла и соблазнивший Аню. А Карина Андоленко играет Раневскую заносчивой стервозной дамой, эгоцентристкой и истеричкой, травмированной жизнью: неудачной женитьбой, гибелью сына, отъездом из России, странной связью в Париже. Актриса ловко перебирает состояния, свободно перетекая из одного в другое – от рассудочного поведения до истерического крика. Глядя на нее, понимаешь, что подразумевает ее брат Гаев (Александр Тютин), говоря, что порочность сквозит в каждом ее движении. Будучи натурой страстной, она не задумываясь сорит деньгами, имением, жизнью. Есть в ней что-то и «из простых» – такую спокойно может целовать и лакей (Данил Иванов). Кажется, будто режиссер специально вводит эту линию, в очередной раз подтверждая чеховские намеки, двойственность образа Раневской – ведь пятый этаж, где она жила в Париже, в те времена занимала либо творческая интеллигенция (такие как Бальмонт, Бенуа и Волошин), либо прислуга.

По воспоминаниям, Чехов говорил, что «Вишневый сад» – пьеса для тех, кто в своей жизни что-то потерял. Жанрово – комедия, да со слезами на глазах. Так и в спектакле Безрукова – она становится драмой, историей о призрачной любви мальчика, боготворившего собственную мечту.

Эмоционально сильным моментом является финальная сцена расправы над садом – режиссерским решением Лопахин приговаривает сад (и свою любовь) к смертной казни, выкорчевывая из себя безнадежные сантименты. Наверное, можно упрекнуть Безрукова в прямолинейности, когда актеры, выходящие на поклоны, сажают в землю, на место бывшего вишневого сада, маленькие ростки – нового мира. Но пока они взойдут, что станет с сегодняшними героями? И не является ли сама жизнь прямолинейнее искусства?

16+

Both comments and pings are currently closed.

Комментарии закрыты.