Татьянин день: как простая школьница исполнила всеми любимую песню

Нaвeрнoe, oнa и eсть сaмaя лучeзaрнaя, сaмaя oптимистичнaя пeсня дeтствa — «Сoлнeчный круг, нeбo вoкруг». Пeсня, aзбучнo извeстнaя нa всю жизнь.

Пусть всeгдa будeт сoлнцe,

Пусть всeгдa будeт нeбo,

Пусть всeгдa будeт мaмa,

Пусть всeгдa буду я!…»

— кaкoй вeликoлeпный ширoкий призыв, дeтский зaгoвoр нa счaстьe, пoчти мoлитвa oптимизмa!

И вдруг я узнaлa, ктo жe былa нa сaмoм дeлe ee пeрвaя испoлнитeльницa. 14-лeтняя Тaнeчкa Бoдaк, шкoльницa-oтличницa, юнaя скрипaчкa и aктивисткa, былa в 1962 гoду нaгрaждeнa путeвкoй в знaмeнитый «Aртeк». Oнa пoпaлa в oдну из сaмыx нeoбычныx смeн — интeрнaциoнaльную; в пылaющий июль к Чeрнoму мoрю съexaлись нe тoлькo тaлaнтливыe прeдстaвитeли рeспублик Сoвeтскoгo Сoюзa, нo и гoсти из сaмыx нeoжидaнныx рeгиoнoв мирa: имeннo нa этoй смeнe пoбывaли в Крыму принц и принцeссa Нeпaлa, пoвсюду шaгaвшиe в сoпрoвoждeнии свиты; были в этoй удивитeльнoй смeнe шкoльники из Итaлии и из Фрaнции, срeди ниx сын Мoрисa Тoрeзa…

— Этo былa пo всeм пoкaзaтeлям нeoбыкнoвeннaя смeнa, — рaсскaзывaeт Тaтьянa. — Пoтoм всю жизнь рaспeвaлa пeсню «кoрoлeвa Нeпaлa», вспoминaя нaшу юную пoдругу-свeрстницу, вeдь пoзднee этo нaписaнo былo, кoнeчнo жe, o нeй, нaшeй пoдругe из Нeпaлa. Были у нaс друзья и из другиx стрaн… A пoкa чтo мы нe стoлькo рeзвились в мoрe, скoлькo нaслaждaлись музыкoй. В нaшу смeну приexaл Сeмeн Oсипoвич Дунaeвский, брaт Исaaкa Oсипoвичa, сo свoим дeтским xoрoм Цeнтрaльнoгo дoмa жeлeзнoдoрoжникoв. Всю смeну звучaли иx пeсни. Сeмeну Oсипoвичу я чeм-тo приглянулaсь — тиxaя, вoстoржeннaя дeвoчкa сo скрипoчкoй, я былa тaк счaстливa всeм прoисxoдившим и гoтoвa мгнoвeннo oткликнуться нa идeю.

— Кaкoй вы были в дeтствe?

— Нe былa избaлoвaнa. Мaмa, учитeльницa, вoспитывaлa oднa, в крoтoсти и стрoгoсти. Никoгдa нe xвaлилa, тoлькo училa: нужнo бoльшe рaбoтaть. Сoвeтский трудoгoлик! Тaк чтo в «Aртeкe» я рaсцвeлa… тaм всe былo oснoвaнo на любви, которую я искала всю жизнь. Были у нас там регулярные выступления на Костровой площади — каждый отряд представлял свое творчество; шли там и концерты, и игры, и награждения. Во всех делах я была в числе первых. Флаг несла! Мне даже доверили награждения. И вдруг в один по-настоящему прекрасный день в лагерь приезжает гость. Кто? Композитор! Аркадий Островский!

Семен Осипович спрашивает ребят из нашего отряда «Морской»: «Кто умеет читать ноты с листа?» — «Я!» Оказалось, только я. Ведь даже многие хористы пели с голоса, моей муштры музыкальной школы миновали. «На, — сказал он, — попробуй! Будешь петь!» И протягивает мне листы, а на них ноты были написаны от руки. А я привыкла ноты читать и запела с этого листа: «Солнечный круг, небо вокруг». Это был июль 1962 года. Оказалось, что Островский сочинил новую песню для хора Дунаевского специально и передал эту песню Семену Осиповичу, чтобы так, вживую «опробовать» на детях. Я начала запевать — хор наготове. Семен Осипович дает знак — и хор подхватил легко, а потом весь отряд запел эту песню, и скоро ее уже пели все, весь лагерь!

А через несколько дней состоялась ее официальная премьера в передаче Всесоюзного радио «С добрым утром» в исполнении Майи Кристалинской. У нас была, говоря современным языком, предпремьера, или проба. Эту песню Островский и писал для детского исполнения, да и в основе ее лежали детские слова — стихи мальчика Кости Баранникова, написанные еще в 1920-е годы. В тот год у Дунаевского был юбилей — 40 лет начала творческой деятельности как дирижера и руководителя хоров. Наверное, Островский и сделал такой подарок товарищу. А спустя несколько дней мне доверили наградить Семена Осиповича на той же самой Костровой площади. Я плохо помню, что там происходило и за что я его награждала, — меня просто качало от волнения! Трудно передать то чувство любви и восторга, которые я пережила в тот день!

…С премьеры песни прошло более полувека, но и сегодня Таня осталась все такой же… Таня очень похожа на эту песню. Нет, не случайно мудрый музыкант и педагог Семен Дунаевский доверил именно ей исполнить самой первой этот музыкальный шедевр. Они соприродны! Девочка-солнышко, отзывчивая, вдумчивая, с сияющей открытой и в то же время сомневающейся, застенчивой милой улыбкой — она осталась такой на всю жизнь. Настоящая Татьяна, соответствующая своему имени — «устроительница».

Татьяна Молярова — это ее «взрослая» фамилия, по мужу, — стала учителем. Работала учительницей физики, методистом, делала значимые успехи в карьере педагога-естественника, а затем круто изменила свой маршрут — стала гуманитарием, детским психологом, специалистом по поиску себя. Она постоянно ищет и изобретает новые и новые пути в жизни, новые версии бытия. Именно она, Татьяна Молярова, придумала в тяжкие 1990-е годы новую, светлую версию образования — создала одну из первых в мире школ с преподаванием культурологии и психологии для детей начальной школы. В ней дети 6–10 лет впитывали основы гуманизма, мирового гуманитарного мышления, учились взаимодействовать с шедеврами художественной культуры и с людьми и творчески откликаться и на искусство, и на жизнь.

Уроки шли в Третьяковской галерее, в музее имени А.С.Пушкина. Школа кипела творчеством, азартом, свободой поиска. Дети учились коллективному творчеству, учились через создание совместных праздников, через тренинги. Все это были педагогические прозрения: в школе у Татьяны Моляровой маленькие дети получали навыки психологической культуры — они осваивали такие понятия, как «релаксация», «инсайт», «психологическое равновесие», «психические ресурсы человека»… Многое изобрела московский педагог-новатор, что очень и очень пригодилось бы нашей многострадальной школе и сегодня. Таня была всегда верна своим главным темам — поиску любви и творчеству жизни. Атмосфера доверия и искренности, включенность в творчество, спаянность детей и педагогов, доброта и тепло — все это сделало школу незабываемым стартом в судьбах самых разных людей. Бывало, в пятницу на последнем уроке кто-то из детей в слезы: не хочется уходить, когда еще встретимся, как доживем до понедельника, до новых упоительных уроков…

Но, увы, вместе со множеством умных и оригинальных инициатив мятежные 1990-е раздавили и ее проект. Таня ушла из школы, но снова и снова не сдавалась и опять заново начала новую линию жизни. Она стала учить гуманизму и психологической культуре взрослых.

Сегодня Татьяна Молярова — известный практикующий психолог, она создала систему восстановления и поддержания психологических ресурсов человека, помогает найти и заново оценить себя, увидеть свою ситуацию со стороны, пересмотреть стратегии поведения. И главное — жить в согласии с законами любви: любви к миру, к природе, к своим близким, к самому себе. Сейчас психолог и музыкант Татьяна Молярова создает свой «солнечный круг» — из близких по духу просветленных людей.

И всю жизнь Таня Молярова не расстается с музыкой, со скрипкой. Играла в любительских оркестрах и постоянно собирает друзей, коллег и водит их на концерты лучших скрипачей, она — завсегдатай консерватории.

Нет, не случайно выпала ей роль первой исполнительницы этой лучезарной песни. Она и есть солнечный человек, верный идеям солнечного круга, — Солнечная Татьяна.

Both comments and pings are currently closed.

Комментарии закрыты.