Российский режиссер Юхананов придумал, как помирить Израиль с Палестиной

Рoмeo Кaстeллуччи.

В фoйe сaмoгo, пoжaлуй, дeмoкрaтичнoгo и приятнoгo мeстa сoврeмeннoгo искусствa устaнoвили три бoльшиx экрaнa, нa кoтoрыx пaрaллeльнo идут диaлoги мoщныx прeдстaвитeлeй сoврeмeннoгo тeaтрa. Имeнa мирoвыe — итaльянeц Рoмeo Кaстeллуччи, нeмeц Xaйнeр Гёббeльс и грeк Тeoдoрoс Тeрзoпулoс. Видeoxудoжник — сoвсeм мoлoдaя Eлeнa Кoптяeвa. Рaзгoвoр с кaждым из ниx вeдeт Юxaнaнoв, и пoнaчaлу тeряeшься — кoгo слушaть или читaть (пo экрaну бeгут титры диaлoгa)? Нo пoстeпeннo кaк-тo рaспрeдeляeшься мeжду этими тeoрeтикaми/прaктикaми и лoвишь кaйф. Oт чeгo жe тaкoe удoвoльствиe?

Услoвия тaкoвы: кaждoму из рeжиссeрoв прeдлoжeнo рaсписaться крaскoй нa кaмeннoй дoскe. Oни этo и дeлaют, дo и пoслe рaзгoвaривaют o… А вот здесь нет ничего конкретного, бойкого, актуального… Тонкие энергии, взаимодействие искусственного с естественным, таяние надписи на камне как философская категория.

— Все началось с камня. Меня поразил камень и его свойства, — рассказывает Борис Юхананов. — На нем рисуешь водой, потом вода высыхает. И так же живет театр: ты на камне рисуешь водой, а потом спектакль умирает. Так же, возможно, устроена наша жизнь, наш социум и все остальное. Такой ряд мгновенных ассоциаций я воспринял из этого камня, а дальше предложил вокруг такого процесса обустроить какой-то важный разговор, беседу — беседу в камне.

Борис Юхананов — птица певчая, птица умная, может рассуждать на эту тему бесконечно и с толком, суть его речи на открытии можно свести к четко сформулированному желанию тихой беседы. Что особенно потребно, когда, кажется, все и везде разговаривают либо на повышенных тонах, либо просто орут как оглашенные. Включаешь телевизор, а там демонстрация тотальной национальной невоспитанности. И даже приличные люди, подписавшиеся на программу, принимают правила игры, становясь на одну доску с хамами, наглецами, подлецами государственного разлива.

В Электротеатре «Станиславский» все наоборот — спокойно, размеренно, что не означает старомодно и пыльно. Внутренние энергии, рефлексии, во многом диктующие наше поведение, вступают непонятным образом в связи, и даже если предложенное действие, спектакль, вас не устроит, то внутренняя атмосфера точно успокоит.

Борис Юхананов с Хайнером Гёббельсом.

Три экранных разговора, за которыми можно следить одновременно или по отдельности, объединены звуком композитора Александра Курляндского, большого специалиста по выражению тишины.

Так как Борис Юхананов собирается примирить непримиримых евреев и арабов? На открытии «Тающего Апокалипсиса» он озвучил прожект, который хочет предложить израильтянам. Суть его идет от стены, на которой с одной стороны будут написаны заповеди из Торы, а с другой — из Корана. А стена эта будет помещена на вневременную территорию. Кто на такую покусится? Идея конкретная, перспективная, и кто знает… Может быть, именно она поставит точку в этом конфликте.

Both comments and pings are currently closed.

Комментарии закрыты.