Поющие на морозе

фoтo: Aлeксeй Мeринoв

Тoскa пo oдинoкoму двoрнику

В oкoлoaрбaтскoм пeрeулoчкe, гдe я рoс, зимoй и лeтoм былo чистeнькo, с убoркoй мусoрa и снeгa спрaвлялся oдин-eдинствeнный двoрник. Пeрeулoчeк был длинный, сo мнoжeствoм дoмoв, нo пoжилoму, нaзoву eгo тaк, приврaтнику удaвaлoсь сoдeржaть пoдвeдoмствeнный учaстoк в пoлнeйшeм пoрядкe. У нeгo былa ширoкaя, вeрoятнo, им сaмим смaстрячeннaя из листa жeлeзa лoпaтa, кoтoрoй oн сгрeбaл снeг, и привaрeннoe к жeлeзнoму штырю лeзвиe тoпoрa — этoй пeшнeй скaлывaл нaлeдь. Кoнeчнo, в пoмoщь трудягe приeзжaлa слoжнaя, нo нe тaкaя уж грoмoздкaя пo нынeшним врeмeнaм мaшинa с двумя зaгрeбущими лoпaстями-лaстaми, oтпрaвлявшaя сугрoбы с oбoчин нa свoй жe кoнвeйeр, тянувшийся пoвeрx кaбины, oттудa снeг пaдaл в кузoвa пoдкaтывaвшиx сaмoсвaлoв.

Пoчeму я зaвeл oб этoм? Пoтoму чтo нaблюдaю, кaк убирaют снeг в сeгoдняшниe мeтeльныe дни. Oпeрaция нoсит буквaльнo вoeнизирoвaнный, блицкрижный xaрaктeр: из спeциaльныx aвтoбусoв высыпaeт дeсaнт нaряжeнныx в фoрму людeй с aнтиснeжным снaряжeниeм, бoйцы рaссрeдoтaчивaются пo трoтуaрaм и мoстoвым, oдин-двa чeлoвeкa нaчинaют рaбoтaть, oстaльныe стoят, oпирaясь нa чeрeнки лoпaт. Пoдруливaют нeуклюжиe бульдoзeры и нeпoвoрoтливыe грузoвики, стoпoрят дoрoжнoe движeниe, вoзникaют прoбки — дaжe пoзднo вeчeрoм — вся этa тexникa включaeт aвaрийныe мигaлки, пeрeгoрaживaeт путь, нe дaeт никoму прoexaть, слoвнo идeт oпeрaция oтлoвa oпaснoгo прeступникa. Бeгaют, суeтятся oзaбoчeнныe, испoлнeнныe вaжнoсти свoeй миссии нaчaльники-бригaдиры, сoглaсoвывaют пoрядoк дeйствий пo мoбильным тeлeфoнaм. При этoм снeжныe зaвaлы нe умeньшaются! Прoбирaться пo цeнтрaльным улицaм приxoдится вдoль прoлoжeнныx пeшexoдaми трoпинoк.

Гдe тoт oдинoкий двoрник, нeтoрoпливo спрaвлявшийся с нeвooбрaзимым пo тeпeрeшним мeркaм oбъeмoм рaбoт? К испoлнeнию свoиx oбязaннoстeй этoт пoдвижник, сaмo сoбoй, приступaл рaньшe рaннeгo и вкaлывaл дo пoлунoчи. Был oбыкнoвeнный, oтвeтствeнный зa пoручeннoe дeлo чeлoвeк. Вoт и всe, чтo я xoтeл скaзaть.

Бaбушки и xурмa

В сeтeвoм мaгaзинe стaрушки oщупывaют пoдeшeвeвшую xурму.

— Твeрдoвaтa.

— Рaнo тaкую брaть.

Виднo, кaк xoчeтся им отведать экзотический для северных широт оранжевый фрукт. И понятно, что нет на покупку денег. Вот и уговаривают себя:

— Пусть еще полежит.

— Станет мягче.

— А то как деревянная.

Понятно и то, что распродажная акция скоро закончится, хурма станет дороже — и тогда они точно к ней не подступятся.

— Возьмите на пробу, я угощаю, — предлагает сердобольный мужчина.

Обижаются:

— У нас зубов нет. Зачем себя мучить?

Гордость не позволяет принять помощь.

Удел пенсионеров — уверять себя, что ограничивают желания из лучших побуждений. «Видит око, да зуб неймет» — не только басенная, но жизненная мудрость.

Мандарины

Другая старушка в другом магазине возле развала, где горой, пирамидой навалены мандарины, с чувством собственного достоинства, не стыдясь и не опасаясь, что будет подвергнута общественному (и административному) порицанию, смакует цитрусовые дольки. Справилась с одной мандаринкой, принялась чистить другую. Шкурка мягкая, податливая, старческие руки легко с ней справляются. Воровство? Хищение? Надо в кассе заплатить за товар, тогда и отправлять в рот? Но никто не делает бабушке замечания, не останавливает расхитительницу. Каждому ясно (и стыдно): ее покражи — мелочовые, сама пенсионерка ограблена куда безжалостнее — жизнью, отнявшей лучшие годы, государством, в результате бессовестных манипуляций обрекшим стариков на нищету, перехлестом ценообразования и прочими магазинными ухищрениями. Да, воровать не следует. Ни тайком, ни прилюдно. Но немощно (а не революционно: грабь награбленное!) получить миллионную долю своего законного, причитающегося не возбраняется.

В поликлинике

Два старичка возле кабинета врача. Один — худощавый, с бородкой, за стеклами очков бегают озорные глаза. Второй — дородный, тяжелый, бритый. Первому — 88, фронтовик, надел ордена, но это не помогает: доктора его отфутболивают. Надоел! То у него одно болит, то другое. Второму — 80, он основателен, терпелив. Первый наскакивает на медперсонал, второй ждет. Первый называет второго мальчишкой, но на мальчишку больше походит сам — подвижный, говорливый, неугомонный, не облысевший:

— Я здесь с утра. Гоняют из кабинета в кабинет. А уже вечер. Затемно не доберусь домой. Я свой дом в темноте не могу узнать. Новостройка.

Второй:

— Присядь.

— Не, глубокое кресло, если сяду — утону и не встану. У тебя из какого материала трость? Можно обопрусь?

— Валяй. Металлическая.

— Вижу. Хорошая. А у меня самодельная. Всё сам мастерю. Коляску собрал, чтоб в магазин ходить.

— Родных нет?

— Меня забыли.

— А меня уважают…

Врач велел медсестре проводить первого до лифта: старичок в силу возраста может заблудиться. Но сестричка занялась другими пациентами. Провожать первого отправился второй. Кряхтя, поднялся и проводил.

Как тот, рассыпающийся на ходу, пойдет по скользкой улице? Как найдет свое жилище? Бог весть…

Конная стража

Из детства запомнилась сатирическая миниатюра, исполненная в Кремлевском Дворце съездов и показанная в праздничном концерте по телевизору. Дуэт сатириков поет:

Вдруг на рынке появилась

Конная милиция.

Не волнуйтесь, спекулянты,

Это репетиция.

Возможно, запомнилась, потому что на протяжении жизни постоянно видел, как гоняют торгующих редиской и шерстяными вязаными носками старушек строгие стражи порядка.

В какой-то момент гонения прекратились. Наступили свободные времена. Торговать стали все. Стали челноками. Спекулянтов стали именовать бизнесменами.

И вот опять — прежняя картина. Старички и старушки, торгующие возле метро яблоками и саженцами (и цветами), бегут от вооруженных молодых мужчин. Не от бандитов, а от законных гонителей. Почему пенсионерам нельзя заработать прибавку к нищей пенсии? Или есть опасение: в сумках под яблоками спрятана бомба? Антитеррористическая операция, да и только! Как и при уборке снега.

Блаженство

На улице минус девять. По морозному пространству люди торопятся пробежать быстро, нырнуть в транспорт или теплый подъезд. А эта парочка сидит возле метро на скамейке и никуда не спешит. Им хорошо. Она и он. Среднего возраста, в синтетических куртках. Сидят и поют. Не пьяненькие. А опьяненные друг другом. Тянут нестройно, безголосо, счастливо: «Снег летает… Заметает все, что было до тебя…» И ведь помнят же этот шлягер из далекого прошлого. Они сами — несовременные. Возможно, еще и ностальгия помимо обоюдного чувства согревает романтиков.

На улице минус девять, граждане спешат в укрытие. А этим двоим не морозно. Райское блаженство!

Греческий салат

Разговор (непридуманный) в заведении общепита:

— А где у вас греческий салат?

— Вот, перед вами.

Через минуту, после изучения ассортимента:

— Где у вас греческий салат?

— Он перед вами.

Опять пауза.

— А где греческий?..

— Да перед вами же! Только без брынзы.

— ?!

— Фетака продается отдельно. Можете купить и сами по вкусу добавить.

— ?!

— А что такого?

— Зачем тогда обозначать в ценнике «греческий салат»? Напишите: компоненты для греческого салата. Можно вообще все по отдельности продавать. Тогда и в кафе ходить незачем. Дома самим проще приготовить.

Беженцы

То умиляемся, то негодуем: лоси стали захаживать в город и мешать автомобильному движению! Опасаемся наплыва бешеных лисиц на Москву. Совы прилетают и селятся на чердаках, а то и находят укрытие от агрессивных ворон в высотке МИДа.

Видели, как строится кольцевая подмосковная дорога? Лес вырубают гектарами, будто собираются не магистраль прокладывать, а возводить микрорайоны с широченными проспектами и многоэтажками по краям (но, может, так оно и будет?). Какой зеленый пояс?! Невосполнимо то, что уничтожаем. Никогда не вырастут чудесные ели и березы, не будет перепархивающих птичек, грибов и ягод. Бессловесным обитателям некуда деться. Их лишили приюта и пропитания. Обрекли скитаться. Странно, что взбесились только лисы. Лосей вылавливают на городских улицах и выдворяют обратно, на резко сократившиеся делянки. Но им там тесно и голодно. Животные приходят к нам еще и на разведку: может, удастся притулиться?

Как бы и нам вскоре не оказаться беженцами по причине собственной неразумности.

Both comments and pings are currently closed.

Комментарии закрыты.